gototopgototop

Интервью Юридической газете (05.10. 2004 г, № 117)

Встретимся… в третейском суде

(«Юридическая газета», №117 от 05.10.2004г.).

В законодательстве Республики Казахстан закреплено право каждого лица – самостоятельно выбирать способ для защиты своих прав. В случае возникновения спорной ситуации в бизнесе можно договориться с противоположной стороной, обратиться в обычный или третейский суд. В процессе разбирательства не могут вмешиваться ни суд общей юрисдикции, ни прокурор. В Казахстане законодательство о третейском суде сейчас находится на стадии рассмотрения в парламенте, то есть фактически в процессе возрождения, поскольку ранее подобные нормы уже существовали. Мы попросили рассказать о деятельности арбитража или третейских судах председателя Международного третейского суда юридического центра «IUS», члена рабочей группы по разработке законопроекта РК «О третейских судах» Петра Грешникова.

Салтанат Мурзалинова

- Расскажите, пожалуйста, чем занимается третейский суд, который Вы возглавляете?

- Международный третейский суд юридического центра «IUS» в соответствии с 25 статьей Гражданско-процессуального кодекса РК, как и другие третейские суды, рассматривает экономические споры в основном между юридическими лицами. Однако есть случаи, когда для решения имущественных конфликтов к нам обращались и граждане. В Казахстане третейский суд «IUS» функционирует с 1993 года. То есть с того момента, когда правительством было принято типовое положение о третейском суде для разрешения экономических споров. В то время еще действовал закон Республики Казахстан «О порядке разрешения хозяйственных споров арбитражными судами Республики Казахстан», в котором были соответствующие нормы, регламентирующие процедуру третейского разбирательства, включая и вопрос принудительного исполнения решений третейских судов. То есть, весь комплекс вопросов по процессу в третейских судах был урегулирован законодательно.

С принятием нового Гражданско-процессуального кодекса названный арбитражный закон утратил силу, а затем было отменено и типовое положение. С этого момента возникло две проблемы. Первая – в свете правовой реформы нужно было создать в Республике Казахстан новое законодательство о третейских судах, которое бы отвечало требованиям международной практики. Вторая проблема касалась поиска путей и возможности рассмотрения споров третейским судом в период разработки арбитражных законов. Как проходил более чем трехлетний период подготовки законопроектов, писала пресса, и мне бы не хотелось к этому возвращаться. Главное, что к данному моменту законопроекты уже разработаны и находятся в заключительной стадии рассмотрения законодательными органами. А вторая проблема была решена еще в октябре 2002 года, когда мы совместно с российскими коллегами создали и зарегистрировали в Санкт-Петербурге Международный третейский суд юридического центра «IUS». С этого времени «IUS» функционирует как международный арбитраж, решения которого исполняются в соответствии с международными конвенциями и со статьей 425 ГПК Республики Казахстан.

- Значит, к Вам обращаются и российские юридические лица и граждане?

-Обращаться или не обращаться за разрешением частного спора в любой арбитражный орган - это право сторон и их добрая воля. Допустим, есть примеры, когда в Арбитражный институт торговой палаты Стокгольма обращались два казахстанских юридических лица с просьбой рассмотреть их спор. А почему к нам не могут обратиться две шведские фирмы? Пожалуйста, мы рассмотрим, у нас специалисты не хуже. По международным нормам это даже приветствуется. Потому что, когда арбитраж совершенно из другого государства, исключаются сомнения насчет беспристрастности арбитров, или подозрения в том, что они могут вынести решение в пользу какой-то фирмы по политическим мотивам.

-Одна из тем полемики сегодня: быть ли третейским судам независимым от общей судебной системы…

- Здесь вообще нет предмета спора. Потому что, если третейский суд будет каким-то образом зависим от судебной системы, то он превратится в ее структуру. Вот почему в международных нормах и законодательствах стран, имеющих законы о третейском суде, есть прямой запрет общим судам пересматривать решения третейских судов по существу. Это очень важная норма, которую мы также внесли в наши законопроекты. Если общий суд будет ревизировать решения третейских судов, то станет их вышестоящей инстанцией. Однажды в разговоре с депутатами нашего парламента кто-то высказал мнение о необходимости конституционного закрепления третейских судов в общей судебной системе. Я высказал категорическое возражение. Если так случится, то утратится смысл третейского разбирательства, который заключается в альтернативе. Вот почему третейский суд стоит вне судебной системы. Например, в Конституции Республики Кыргызстан третейский суд без включения в общую судебную систему обозначен как внесудебный способ разрешения споров, возникающих из гражданских правоотношений. Следует заметить, очень правильное решение, поскольку оно отсекает всякие споры.

- Однако сутью данной проблемы остается вопрос о том, смогут ли третейские суды обеспечить принудительное исполнение решения.

- Если решение третейского суда ответчик не исполняет добровольно, то можно обратиться в общий суд. По заявлению истца дело передается в общий суд для заключения: нет ли процессуальных нарушений, есть ли арбитражная оговорка, участвовали ли обе стороны в процессе, подведомственен ли этот спор третейскому суду и так далее. Основной момент проблемы - не противоречит ли решение третейского суда публичному порядку рассмотрения дел, утвержденного государством. Если все процессуальные требования соблюдены, то общий суд по просьбе истца выдает исполнительный лист и арбитражное решение исполняется также как и решение общего суда.

- Расскажите, пожалуйста, подробнее о законопроектах, над которыми Вы работали?

-Во-первых, когда начиналась работа, Министерство юстиции решило подготовить единый проект закона «О третейских судах». Мы же считали, что нужен пакет проектов, потому что международный арбитраж и внутренний спор между юридическими лицами имеют различную материальную и процессуальную природу, вытекающую из международных конвенций и национального законодательства. Не случайно в 1985 был подготовлен Типовой (модельный) закон о международном коммерческом арбитраже. Это было сделано для того, чтобы государства, которые принимают такое законодательство, однотипно подходили к регламентации процедуры. Когда вместе с Минюстом стали работать иностранные инвесторы, юристы пришли к однозначному решению - готовить несколько законопроектов. Были подготовлены несколько проектов законов: «О третейских судах», «О международном коммерческом арбитраже», «О внесении дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам деятельности третейских судов и арбитражей». В третьем законопроекте дополняется, например, ГПК и ряд других законов, непосредственно связанных с этой проблемой.

Законопроекты приближены к типовому проекту, но есть ряд моментов, с которыми мы до сих пор не согласны. Я обозначу некоторые из них. Первое – сфера применения законов. В рассматриваемых проектах сказано, что законы применяются к гражданско-правовым отношениям, вытекающим из договоров. По нашему мнению, такой формулировкой сфера применения сужена, потому что на практике часто возникают споры, которые вытекают не из договоров, а из фактических гражданско-правовых отношений. Например, продавец отпустил товар, а покупатель его не оплатил. Оказана услуга, а расчета не последовало. Договора как такового нет, а возникшие фактические отношения оформлены документами. Поэтому мы говорим о том, что сферой применения должны быть любые гражданско-правовые отношения, которые затрагивают экономические интересы сторон. Второй момент касается одного из оснований обжалования решений третейского суда. Вообще, все основания - процессуальные.

В одной из статей законопроекта предусмотрен прямой запрет общему суду пересматривать решение третейского суда по существу. Однако в статье, где приводится перечень оснований для обжалования решений третейского суда, в качестве одного из таких оснований указан принцип законности. Мы говорим, что, невозможно не пересматривая дело по существу, установить, нарушен принцип законности или нет. Модельный закон такого основания для обжалования не предусматривает. Основным является требование обеспечить арбитражному решению публичный порядок государства. Есть еще ряд моментов, которые связаны с обеспечительными мерами. В типовом законе, например, есть норма, определяющая полномочия арбитражного суда распоряжаться о принятии мер по просьбе одной из сторон. Поскольку третейский суд- дело добровольное, то арбитрам нужно предоставить такие полномочия. Например, он выносит запрет ответчику распоряжаться имуществом до принятия решения, а тот, в свою очередь, добровольно должен его выполнять. Это не арест, потому что третейский суд такими властными полномочиями не обладает, а рекомендация. Но у третейского суда должны быть способы воздействия на стороны, которые к нему обратились. В обсуждаемых законопроектах об этом ничего не сказано. Есть и другие важные замечания, но, к сожалению, не все они были приняты.

- Как много юридических и физических лиц обращается к Вам?

- После того, как исполнительные нормы были отменены, а информация об их отмене широко распространена, у людей появилось сомнение: если у третейского суда нет способов воздействия на ответчика, следовательно, он может не исполнить решение. как же добиться исполнения? Этот вопрос значительно уменьшил число обращений в третейские суды. Но поскольку мы, например, вышли из этого положения, зарегистрировав, как я уже говорил выше, «IUS» в Российской Федерации, к нам вновь стали поступать дела, теперь уже из-за рубежа. Не могу сказать, что их много. Возьмите, к примеру, Арбитражный институт торговой палаты Стокгольма. За прошлый год ими рассмотрено всего 130 дел. Наша статистика еще скромнее.

- Как финансируются третейские суды?

- Третейские суды не имеют постоянного источника дохода. Арбитражный сбор за рассмотрение дела поступает на счет юридического лица и облагается установленными налогами, а из того, что останется, выплачивается гонорар арбитрам, и небольшая часть средств направляется на содержание и развитие суда.

- Как вы думаете, казахстанское общество готово к полноценному функционированию третейских судов?

- Большая работа должна быть проведена в популяризации третейских судов. Но и на данный момент первое, что необходимо сделать - все законодательно урегулировать. после этого пройдет еще много времени, пока мы подойдем плотную к тому, чтобы использовать третейский суд, как это делается в Европе или в Америке. Мы все время ссылаемся на них, приводим примеры из их практики. Там основная масса дел рассматривается именно в третейских судах. Но нам к этому еще нужно подойти, «дорасти» до этого. И первой ступенью будет принятие законов. Только после этого можно говорить о начале компании по становлению третейских судов как способе урегулирования экономических споров.

Поиск

Голосование

Что вас интересует на сайте
 

Кто на сайте

Сейчас 51 гостей онлайн