gototopgototop

Интервью еженедельнику «Курсив» (05 10.2006г., №39)

Интервью председателя Международного третейского суда «IUS» Грешникова П. Я. Республиканскому деловому еженедельнику «Курсив» (5 октября, 2006г., № 39)

- Пётр Яковлевич, Вы стояли у истоков становления Международного третейского суда «IUS», как это происходило?

 История создания Международного третейского суда «IUS» прочно связана с правовой реформой в Республике Казахстан. На начальном этапе в 1992 году нами был изучен опыт работы передовых европейских арбитражных институтов, в частности, Чехии, Швеции, Франции, Германии, России.

Мы убедились в том, что в современном мире третейский суд или, как его еще называют - коммерческий арбитраж, является одним из основных способов разрешения споров, разногласий и конфликтов, возникающих преимущественно в рамках гражданско-правовых отношений. Большинство экономических споров на западе рассматриваются именно третейскими (арбитражными) судами.

Правовая база Казахстана того времени не препятствовала третейскому разбирательству и уже в 1993 году Международный третейский суд «IUS» начал функционировать. Однако основной трудностью развития было полное не принятие третейских судов, как со стороны бизнеса, так и со стороны официальных органов. Прогрессивным юристам республики стоило больших усилий изменить ситуацию в лучшую сторону. Уже в мае 1993 года Международный третейский суд «IUS» начал рассматривать первые дела. С каждым годом количество обращений в третейские суды росло до момента принятия нового ГПК РК, в котором не была предусмотрена ранее существовавшая в законодательных актах норма принудительного исполнения решений третейских судов. С этого времени правовое положение третейских судов в Казахстане изменилось в худшую сторону, что резко снизило количество обращений в третейские суды. Такая ситуация не могла долго существовать.

Проблемам третейских судов были посвящены десятки статей научных и практических работников, международные конференции, семинары, пресс-конференции, выступления ведущих специалистов по радио и телевидению. Этим вопросом занимались не только ученые и практики, но работники практически всех ветвей власти, а именно: аппарата Президента РК, Парламента РК, Конституционного Совета РК, Правительства РК, Верховного Суда РК, Прокуратуры РК. Такое «вселенское» внимание не уделялось еще ни одной проблеме. Чем же вызван столь повышенный интерес, казалось бы, к такому рядовому и всем давно понятному средству защиты гражданских прав, каковым является, со времен Адама и Евы, третейский суд? Что бы понять это - необходимо совершить небольшой экскурс в недалекое прошлое и рассмотреть процесс «развития» третейских судов в Казахстане. Основной вопрос, из-за которого разгорались не шуточные страсти – это вопрос о принудительном исполнении решений третейских судов. Прокуратура РК и некоторые чиновники от правительства не только считали, что решения казахстанских третейских судов на территории РК принудительному исполнению не подлежат, но и активно противодействовали развитию третейских судов.

Хронология некоторых событий произошедших в 2001 – 2002 годах свидетельствует о том, что у Казахстана не было альтернативы и другого выбора как принять законы, нормально регулирующие деятельность третейских судов. Другой путь вел к денонсации международных договоров и соглашений, касающихся признания и исполнения решений иностранных арбитражей.

В результате активной деятельности властных структур республики казахстанские предприниматели до принятия специальных законов о третейских судах не имели возможности разрешать экономические споры во внутренних третейских судах. Юридические лица Казахстана были вынуждены за разрешением споров обращаться в дорогостоящие европейские арбитражи.

Учитывая сложившуюся ситуацию и жизненную потребность предпринимателей в разрешении споров Юридический центр «IUS”, имеющий в то время десятилетнюю арбитражную практику, совместно с крупной юридической ассоциацией г. Санкт – Петербурга в 2002 году учредили Международный третейский суд «IUS». Председателем которого стал д.ю.н., профессор, заведующий кафедрой гражданского права Санкт – Петербургского государственного университета Александр Петрович Сергеев.

В настоящее время Международный третейский суд «IUS» состоит из казахстанского и российского арбитражных институтов, которые являются самостоятельными постоянно действующими третейскими (арбитражными) судами в своей деятельности руководствуются единым Регламентом и имеют единое руководство – Совет Международного третейского суда «IUS».

Офисы Международного третейского суда «IUS» находятся:
в Республике Казахстан в городах Алматы, Астане и Кокшетау;
в Российской Федерации в городах Санкт-Петербурге и Москве.

- Кто, в основном, обращается в международный арбитраж в Казахстане?

Международный третейский суд «IUS» на протяжении пятнадцати лет успешно и эффективно функционирует. За это время рассмотрены многие хозяйственные споры, возникающие между юридическими лицами. Рассматривались гражданско-правовые споры, которые возникли между предприятиями (резидентами и нерезидентами Казахстана). Эти споры вытекали из самых различных договоров: купли - продажи, поставки, подряда, займа и других.

Граждане также обращаются в третейский суд, однако такие иски немногочисленны, поскольку третейские суды – являются, в первую очередь, способом разрешения экономических споров.

Должен подчеркнуть, что имущественный спор, между кем бы он ни возникал, можно рассмотреть в третейском суде только по согласию обеих сторон – это главное условие третейского разбирательства. Поэтому количество рассмотренных дел в третейских судах зависит, в первую очередь, от осведомленности предпринимателей и граждан. Именно поэтому наши специалисты проводят тематические семинары, участвуют в конференциях, ведут занятия со студентами в юридических вузах по спецкурсам «Третейский суд и коммерческий арбитраж» и проводят другие мероприятия, связанные с широкой популяризацией процедуры третейского разбирательства.

- Как часто обращаются в третейский суд?

Повторюсь, частота обращений граждан и юридических лиц в третейский суд зависит от их осведомленности о возможностях разрешения споров с помощью арбитража. К тому же, мы всё еще живем по инерции, как при советском режиме, когда была одна форма собственности, а споры разрешались только в общих судах или в государственном арбитраже. Только внешнеэкономические споры мог рассматривать единственный в СССР арбитраж при торгово-промышленной палате. С возникновением рыночных отношений в государствах СНГ стала интенсивно развиваться частная форма собственности. Сама жизнь потребовала применения новых, альтернативных способов разрешения споров. Зачастую это касалось случаев, когда стороной выступали иностранные субъекты, которые не знали особенностей права и законодательства Казахстана, России или какой другой страны. Иностранцы к государственной судебной системе относятся с недоверием. Именно в таких ситуациях может помочь такой институт, как третейский суд, в котором сами стороны назначают арбитров, выбирают применимое право, язык арбитража, время и место разбирательства.

В Казахстане несколько лет назад существовала ситуация, когда третейские суды не могли эффективно работать, потому что не было специального закона. После принятия специальных законов о третейских судах, ситуация коренным образом изменилась в лучшую сторону.

- С какими суммами исков обращаются в третейский суд?

В международный третейский суд «IUS» обращаются с разными по цене исками. Но вопрос не в этом. Есть дела небольшие по сумме, но с профессиональной точки зрения очень интересные, требующие серьезной экспертной работы. Например, было дело, связанное с вопросом о пищевых добавках. Спорили две организации, одна из которых завезла из-за границы для реализации биологически активную добавку и передала на реализацию крупной фирме, имеющей несколько аптек в Алматы. Продавец установил высокую цену на препарат, реализация не пошла, встал вопрос о возврате товара поставщику. Спор был по договору, который стороны назвали «договором консигнации», а фактически это был договор купли-продажи с рассрочкой платежа. Для определения качества препарата по делу проводилось несколько специальных экспертиз и иск был удовлетворен.

- Кстати, может ли третейский суд назначить экспертизу?

По закону экспертиза может быть назначена как по инициативе сторон, так и по инициативе третейского суда. Но при этом возникает вопрос о том, кто должен оплачивать экспертизу. Если ее назначает третейский суд, то расходы, как правило, распределяются между сторонами. Если же на проведении экспертизы настаивает сторона (истец или ответчик), то эта сторона и будет оплачивать все расходы, связанные с проведением экспертизы.

- Вы уже отмечали, что в практике Третейского суда «IUS» рассматривались дела, где фигурировали нерезиденты Казахстана. Чем обычно они заканчивались?

В третейском суде «IUS» рассматривались споры, сторонами в которых были юридические лица Китая, Южной Кореи, Канады, Украины, Белоруссии, России, Узбекистана и других стран. Каждое из рассмотренных дел имело свои особенности. Одинаковых дел не бывает, но заканчиваются разбирательства, как правило, принятием решения. К примеру, у нас рассматривался иск против предпринимателей Южной Кореи. Суть спора вкратце такова: когда прокладывалась автодорога Алматы-Астана, то участок до Караганды по Карагандинской области осуществлял казахстанский подрядчик, который купил асфальто-битумный завод в Южной Корее. Завод, когда его смонтировали, не заработал. Подрядчик подал иск по арбитражной оговорке в третейский суд на предпринимателя из Кореи. Была назначена экспертиза, которую проводили специалисты из Центра судебной экспертизы в Алматы. Они установили, что оборудование завода старое и не соответствует году выпуска, заявленному по документам. По этому спору иск казахстанской фирмы был удовлетворен, а решение исполнялось в Южной Корее по Нью-Йоркской конвенции, к которой Казахстан присоединился в октябре 1995 года.

- Есть ли отличительные особенности судебных процедур в третейском суде в сравнении с судами общей юрисдикции?

Третейские суды исторически сложились именно как институт рассмотрения предпринимательских споров. Преимущества таковы: в третейском суде стороны сами выбирают арбитров для конкретного спора, что обеспечивает беспристрастность и объективность разбирательства. Арбитры не загружены потоком дел, поэтому они имеют больше возможности детального рассмотрения материалов дела. Кроме того, в третейском разбирательстве в отличие от общих судов, отсутствует иерархия вышестоящих (апелляционных, надзорных) инстанций. Тем самым возможность давления на арбитров сведена к минимуму по сравнению с судами общей юрисдикции. В третейский суд идут именно за объективностью, это – одно из его главных преимуществ, наряду с быстротой рассмотрения дела. В суде общей юрисдикции на рассмотрение спора судье по закону отводиться два месяца, и он не будет торопиться. А в третейском суде нет никакого смысла затягивать вынесение решения. Для третейских судов срок рассмотрения законодателем не регламентируется. Наша практика свидетельствует о том, что, в среднем, дела рассматриваются от 20 до 45 дней. Есть примеры, когда дела рассматривались за 7-10 дней. Срок рассмотрения дел зависит, в первую очередь, от полноты предоставления доказательств (материалов и документов) самими сторонами.

Одним из приоритетных положений третейского разбирательства является экономичность процесса. Расходы на рассмотрение спора арбитражные сборы, как правило, ниже размера госпошлины. В общих судах, размер госпошлины составляет 3% от суммы иска. Если подается апелляционная жалоба на решение суда, то уплачивается еще 1,5%. В отличие от этого, Регламентом Международного третейского суда «IUS» при небольшой сумме иска, ставка арбитражного сбора составляет 2 - 2,5% от суммы иска, по мере возрастания суммы иска она снижается до 0,03%. Положением установлен принцип, чем больше цена иска, тем меньше сумма арбитражного сбора.

Следует заметить, ставки арбитражных сборов в различных арбитражах существенно отличаются по своему размеру. К примеру, европейские международные арбитражные институты предусматривают более высокие ставки арбитражных сборов.

Таким образом, к безусловным преимуществам третейского суда, в первую очередь, следует отнести права сторон: выбирать арбитров, устанавливать процедуру, определять применимое право, язык, место и время рассмотрения спора. По своей природе процесс третейского разрешения спора конфиденциален, прост и оперативен, что очень важно для экономических споров. При этом государство не несет каких-либо материальных затрат, связанных с рассмотрением дел. В третейский суд идут за объективным разрешением спора, а не для того, чтобы тем самым наказать (типа «затаскаю по судам»).

- Как относятся к третейскому суду официальные органы системы общих судов?

Судьи общих судов по-разному относятся к институту третейского разбирательства. Потому что они люди официальные, и часто считают, что только они могут решать какие-то спорные вопросы. Но среди судей есть те, кто понимает значение и смысл третейского разбирательства, его полезность. Поэтому, отношение, я бы сказал, неоднозначное. Но оно постепенно позитивно меняется, потому что, во-первых, приняты специальные законы о третейском суде. Во-вторых, в гражданский процессуальный кодекс внесены специальные главы, которые регулируют главный вопрос – исполнение решений третейских судов. Помимо этого, Верховный суд принял в декабре 2005 года нормативное постановление «О применении судами некоторых норм законодательства о принудительном исполнении решений третейских судов», которое ориентирует суды на единообразную практику применения действующего законодательства по данному вопросу. Суды общей юрисдикции не могут ревизовать решения третейских судов, они могут только проверить наличие каких-либо процессуальных нарушений и не имеют права оценивать решения третейского суда по существу. В этой ситуации субъективное отношение судей к институту третейского суда теряет определяющее значение, потому что практически все определено законодателем.

- Ваша оценка эффективности системы исполнения судебных решений в Казахстане?

Стадия исполнения судебных решений находится за рамками арбитражного разбирательства, потому что, задачей арбитров является, прежде всего, объективное рассмотрение спора и вынесение законного решения. Эффективность системы исполнения судебных решений можно оценить только после изучения практики работы этой системы в целом, так как исполнительное производство едино. Но, поскольку стороны обращаются за принудительным исполнением судебных решений, и мы направляем в суды общей юрисдикции дела, рассмотренные в третейском суде, поэтому в некоторой степени, мы можем говорить о трудностях исполнения решений. Например, сторона получает судебное решение, а взыскивать с виновника, собственно, нечего. В таких случаях, можно рекомендовать взыскателям, когда подаётся исковое заявление, сторона должна сразу ходатайствовать перед судом о применении мер, обеспечивающих иск. Кстати, закон о третейских судах предоставляет такую возможность.

Решения третейского суда исполняются по ныне действующему в Казахстане законодательству так же, как и решения суда общей юрисдикции. То есть, если виновная сторона не исполняет добровольно решение третейского суда, тогда это решение по исполнительному листу, выданному общим судом, исполняется в принудительном порядке. Это установлено и гражданским процессуальным законодательством Республики Казахстана, и Законом «О третейском суде», который вступил в силу в январе 2005 года.

Проблемы исполнения судебных решений действительно существуют, но они связанны в первую очередь с деятельностью самой исполнительной системы. Видимо, не случайно сейчас обсуждается вопрос введения института частных судебных исполнителей.

- Исполняются ли решения казахстанских третейских судов в других государствах и странах СНГ?

Решения казахстанских третейских судов подлежат признанию и исполнению в соответствии с международным правом в любом государстве, которое является участником международных конвенций и соглашений. В частности, Нью-йорской конвенции 1958 г. «О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений», Европейской конвенции 1961 г. «О внешнеторговом арбитраже», Киевского соглашения 1992 г. «О порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности» и других международных правовых актов.

Признание решения казахстанского третейского суда за рубежом производиться компетентным судом государства, на территории которого должно исполняться данное решение.

- Может ли третейский суд рассматривать дела, где одной из сторон является государственный орган?

К сожалению, в Законе РК о третейском суде прямо предусмотрен запрет на рассмотрение дел, где фигурируют государственные интересы, интересы предприятий-монополистов, а также организаций, которые имеют приоритет на рынке. С этим положением полностью трудно согласиться, ибо государство, равно как и любой монополист являются субъектами гражданских правоотношений и в своих правах не должны иметь приоритета по сравнению с гражданами и юридическими лицами. Другое дело, что в третейском суде не могут рассматриваться споры, где участвует публичная власть. К примеру, наиболее частыми являются споры о налоговых претензиях. Такие дела решаются в общих судах, здесь третейский суд не действует.

- В Вашей практике имели место судебные обращения со стороны национальных компаний?

В период, когда не работала норма по принудительному исполнению решений третейских судов, то есть с 1999 года по ноябрь 2004 года. Именно в этот период нами был открыт российский институт Международный третейский суд «IUS» в Санкт-Петербурге. После принятия казахстанских законов о третейских судах, мы стали работать в Казахстане. Поэтому сейчас Регламент Международного третейского суда «IUS» единый и действует как для российского, так и для казахстанского третейского суда. Национальные компании Казахстана могут рассматривать свои споры и в России. Уже такой опыт имеет место.

- Выделите основные проблемы в судебной системе Казахстана?

Судебная система Казахстана и других государств СНГ претерпевает серьёзные изменения, постоянно совершенствуется. Но, как и в любом механизме, имеются сбои, которые зависят от тех людей, которые работают в этой системе. Все опять-таки зависит от человеческого фактора, кадров. Сам по себе это работающий механизм.

Как и в любой системе, есть свои недостатки. Тот же вопрос коррупции. И как решение этой проблемы, способ минимизирования коррупционных тенденций, выступает институт третейского суда. Мне студенты часто задают вопрос – а что, нельзя подкупить арбитра? Можно, конечно, но в вашем праве выбирать такого арбитра, которого нельзя подкупить. Третейский суд уходит от системы, которая работает в том направлении, которое задано. На арбитров надавить невозможно. Арбитр выбирается сторонами, при желании можно выбрать несколько арбитров, либо отвести назначенного арбитра.

- Как вы оцениваете потенциал развития института третейского суда в Казахстане?

Казахстан как - суверенное государство, активно осуществляющий правовую реформу, не может не учитывать международную практику и интеграционные процессы. В современном демократическом мире экономические споры разрешаются в третейских судах. Торговля и бизнес не имеют границ. По какому праву рассудить в споре бизнесменов разных континентов? По чьим законам казахстанским, американским, китайским? В таких случаях и может помочь только третейский суд. Это древнее, проверенное временем и историей изобретение человечества. Третейский суд люди знали ещё до образования государственности. Во всем мире третейский судья, как правило, – авторитетный человек, мнением которого дорожат. В этом качестве часто выбирали арабских халифов, русских князей, казахских биев. Третейским судьей был даже Папа Римский, но в суде он выступал не как глава Ватикана, а как гражданин Рима.

Перспективы развития третейского суда всегда зависели от политики действующей власти. Вся история третейского разбирательства свидетельствует о том, что третейский суд востребован там, где общество развивается демократическим путём. Как только власть начинает абсолютизироваться третейский суд прекращает функционировать. С принятием специальных законов статус института третейского разбирательства в Казахстане значительно укрепился, будем надеяться надолго.

- Каким образом проходит процедура примирения сторон без вынесения, обязывающего решения?

Самый лучший способ разрешения спора – это примирение сторон без судебного разбирательства. В европейских странах и некоторых странах СНГ всё большее распространение получают такие средства разрешения споров – как медиация, примирение сторон, путём проведения за рамками арбитражного разбирательства посреднических процедур. В практике Международного третейского суда «IUS» такие случаи были. Нам неоднократно удавалось примирить стороны, как до арбитражного разбирательства, так и в процессе рассмотрения спора, когда стороны сами согласуют условия примирения, а арбитр закрепляет это решением на согласованных сторонами условиях. Полагаю, что эту практику следует приветствовать и всемерно поощрять. Простой пример, в третейский суд «IUS» однажды обратились журналист одного из коммерческих телеканалов и предприниматель. Между ними возник спор. Предприниматель заявил, что он заплатил журналисту немалые деньги за создание рекламного ролика. Тот снял, но не совсем то, что хотелось предпринимателю. Спор был разрешен оперативно и закончился примирением сторон, без вынесения, обязывающего решения.

- Какими законодательными актами руководствуется Международный третейский суд «IUS»?

В своей практической деятельности Международный третейский суд «IUS» по процедурным вопросам руководствуется своим Регламентом и специальными законодательными актами Республики Казахстан. Если рассматривается спор между казахстанскими предпринимательскими структурами, то применяется Закон РК «О третейском суде». Если в споре участвует, хотя бы одна из сторон, из другого государства, применяется Закон РК «О международном коммерческом арбитраже». Что касается материального права, то во внутренних спорах, безусловно, применяется законодательство Республики Казахстан. Если спор международный, то стороны сами могут определить применимое право.

- Как Вы считаете, законодательные акты, регулирующие третейское разбирательство совершенны или требуют определённой корректировки?

Специальные законы о третейском разбирательстве действуют на территории Казахстана около четырёх лет. За это время их нормы прошли достаточную «обкатку» правоприменительной практикой. Опыт свидетельствует о том, что существующее национальное законодательство содержит ряд противоречивых и недостаточно ясных норм, создающих проблемы при их применении арбитражными (третейскими) судами, а также физическими и юридическими лицами, желающими избрать в качестве способа разрешения споров процедуру третейского разбирательства.

В целях дальнейшего совершенствования деятельности третейских судов и международного коммерческого арбитража приказом Министра юстиции РК в июле 2007 года была создана рабочая группа, в состав которой вошли представители Верховного суда, Министерства финансов, Министерства юстиции, Международного третейского суда «IUS», НИИ частного права при Казахском гуманитарном юридическом университете.

Поиск

Голосование

Что вас интересует на сайте
 

Кто на сайте

Сейчас 65 гостей онлайн