gototopgototop

Практические аспекты развития третейских судов в Казахстане ( по материалам МТС «IUS»)

( по материалам МТС «IUS»)

П. Грешников,
председатель Международного третейского суда «IUS»

Борьба за становление третейских судов в Казахстане проходившая на рубеже XX и XXI веков это уже история. Современный правовой статус третейских (арбитражных) судов Казахстана определяет целый комплекс законодательных актов различного уровня. Это международные конвенции, соглашения, кодексы, специальные законы, нормативные постановления, регламенты. Весь этот законодательный арсенал, безусловно, работает на укрепление и развитие института третейских судов.

В Казахстане создано несколько центров, которые на постоянной основе занимаются арбитражной практикой и развитием других форм альтернативного разрешения споров. Некоторые из этих центров пошли по пути раздельного рассмотрения споров, так называемых внутренних споров и споров международных. В этих целях, иногда создают два суда: третейский и арбитражный, разрабатывают раздельные регламенты для них. Объяснением такого построения практики служит наличие двух специальных законов: Закона РК «О третейских судах» и Закона РК «О международном коммерческом арбитраже». Совершенно очевидно, что сфера применения того или иного закона зависит только от участвующих в споре сторон. Для разрешения спора с участием казахстанских лиц или с участием иностранного лица не требуется создание специального третейского суда или международного арбитража. Подтверждением тому является практика Международного третейского суда «IUS» (далее МТС «IUS»).

МТС «IUS» был основан в 1992 году. Он состоит из российского и казахстанского арбитражных институтов, которые являются самостоятельными постоянно действующими третейскими судами. Казахстанский арбитражный институт образован в Алматы. Российский арбитражный институт учрежден в Санкт-Петербурге.

В своей деятельности арбитражные институты МТС «IUS» руководствуются единым Регламентом и имеют единый орган управления – Совет. Регламент МТС «IUS» доступен на русском, английском и казахском языках.

Международный третейский суд «IUS» заключил несколько договоров о сотрудничестве с арбитражными судами: при Торгово-промышленной палате Чешской Республики (г. Прага), при ТПП Латвийской Республики (г. Рига), при ТПП Республики Кыргызстан (г. Бишкек); с Арбитражным институтом Торговой палаты г. Стокгольма (SCC), Международным арбитражным судом при БелТПП (г.Минск) и другими арбитражами, а также установил прямые контакты с Лондонским международным третейским судом (LCIA) и Международным арбитражным судом при Международной торговой палате (г. Париж) и другими.

По специальному Соглашению с АО «Международная товарная биржа Казахстана» МТС «IUS» с 15 ноября 2010 года осуществляет функции Биржевого арбитража.

Офисы Международного третейского суда «IUS» находятся:
в Республике Казахстан в городах: Алматы, Астане и Кокшетау;
в Российской Федерации в городах: Санкт-Петербурге и Москве. 

Компетенция и Регламент
Международного третейского суда «IUS»

МТС «IUS» и Юридический центр «IUS» выполняют полный спектр услуг в области альтернативного разрешения споров: арбитраж, медиация, примирительные процедуры, экспертные заключения.

МТС «IUS» рассматривает любые споры, возникающие между коммерческими организациями, между гражданами, между гражданами и организациями, при наличии соглашения сторон.

Споры рассматриваются по нормам казахстанского или российского права, либо по законодательству любого другого государства.

Местом рассмотрения споров может быть как город Алматы или иной город Республики Казахстан, так и Санкт-Петербург, либо другое место (страна, город) по выбору сторон. Суд при необходимости проводит выездные заседания.

Российский арбитражный институт рассматривает споры, руководствуясь международными соглашениями и конвенциями, ратифицированными Российской Федерацией, а также процессуальным законодательством РФ. Ограничения полномочий третейских судов и арбитражей, предусмотренные в законодательстве Республики Казахстан, на названный арбитражный институт не распространяются.

Российский арбитражный институт компетентен, разрешать споры с участием казахстанских государственных предприятий, споры, вытекающие из договоров, заключенных субъектами естественных монополий, и субъектами, занимающими доминирующее положение на казахстанском рынке.

Казахстанские государственные предприятия, естественные монополии и компании, занимающие доминирующее положение на казахстанском рынке неоднократно обращались в Международный третейский суд «IUS» за разрешением своих споров.

Практика Международного третейского суда «IUS»

В основном составе МТС «IUS» более 90 арбитров из 15 стран мира: России, Казахстана, Великобритании, Германии, Индии, Кыргызстана, Латвии, США, Украины, Чехии, Швеции и других стран. Многие арбитры являются признанными авторитетами в юридическом мире, партнерами, главными специалистами ведущих юридических, аудиторских, консалтинговых фирм и исследовательских организаций соответствующей страны.

Арбитры МТС «IUS» имеют опыт рассмотрения имущественных споров, вытекающих из различных договоров, в том числе: купли-продажи, поставки, аренды, лизинга, подряда, перевозки, займа, факторинга, доверительного управления имуществом, инвестиционных контрактов. Рассмотрен ряд споров между учредителями (участниками) организаций с правами юридического лица, споров, связанных с обязательствами, возникающими из договоров залога, гарантии, поручительства и др.

Практика работы МТС «IUS» показывает, что у третейских судов есть будущее. За время существования арбитрами МТС «IUS» рассмотрено несколько сотен различных споров. Начиная с 2005 года, после вступления в силу специальных арбитражных законов наблюдается ежегодное, хотя и не значительное, увеличение количества, поступающих исковых заявлений. Ежегодно арбитры МТС «IUS» рассматривают несколько десятков дел. Средний срок рассмотрения от 35 до 55 дней. В текущем году нами была обобщена арбитражная практика. Изучению и анализу было подвергнуто 75 дел, поступивших в 2009 – 2010 годах, из которых, четыре иска были отозваны истцом, в связи с погашением долга ответчиком, до принятия решения третейским судом, шесть материалов из-за не конкретной арбитражной оговорки не подпадали под юрисдикцию МТС «IUS» и были оставлены без рассмотрения.

В последнее время всё чаще в текстах договоров появляются арбитражные оговорки, отсылающие стороны в арбитраж города Алматы, арбитраж Республики Казахстан, арбитражный суд по месту нахождения ответчика, ссылки на несуществующие либо латентные третейские суды. Такие арбитражные оговорки блокируют истца при подаче иска, поскольку суд общей юрисдикции отказывает в рассмотрении искового заявления, направляя истца в арбитраж (третейский суд), а постоянно действующий арбитраж сторонами не определён. Выход из такой ситуации возможен путём: уточнения сторонами постоянно действующего арбитражного (третейского) суда, либо формирования состава арбитров для рассмотрения конкретного спора, а в случае отказа другой стороны, передачи спора на разрешение в суд общей юрисдикции. Такая возможность предусмотрена ст.6-1 Закона РК «О международном коммерческом арбитраже» и п.4, п.п.1, ст.13 Закона РК «О третейских судах».

Для исключения подобных ситуаций рекомендуем составлять отдельные письменные соглашения либо вносить в любые договоры сторон пункты, содержащие конкретные арбитражные оговорки, например: «все споры, разногласия, требования, возникающие в связи с договором или касающиеся его нарушения, прекращения, недействительности, подлежат разрешению в Международном третейском суде «IUS», в соответствии с его действующим Регламентом.

Взаимодействие государственных и третейских судов

Вопросы взаимодействия государственных и третейских судов имеют большое практическое значение. Именно на практике проверяется эффективность законодательных норм, регулирующих данное взаимодействие. От чёткого и правильного применения предписаний законов, как судьями государственных судов, так и третейских судов зависит успех развития альтернативных форм разрешения споров.

Основные направления взаимодействия и контроля со стороны государства за деятельностью третейских судов осуществляются в процессе:
-перемены юрисдикции при рассмотрении дел в государственных либо третейских судах;
-принятия мер по обеспечению исковых требований;
-обжалования решений третейских судов;|
-рассмотрения заявления взыскателя о принудительном исполнении решения третейского суда.

Рассмотрим более подробно каждое из названных направлений взаимодействия.

1. Перемена юрисдикции в процессе рассмотрения дел в государственных либо третейских судах.

В соответствии с ГПК РК любой гражданин или организация может обратиться с исковым заявлением в государственный суд во всех случаях, в том числе и тогда, когда договором предусмотрен третейский суд. При этом, если другая сторона согласна на рассмотрение дела в государственном суде, то это будет означать, что стороны изменили условия договора.

Однако при наличии арбитражного соглашения, если другая сторона возражает против рассмотрения спора в суде общей юрисдикции, то суд обязан оставить заявление без рассмотрения (подпункт 5, части 1 статьи 249 ГПК). В этом случае, уплаченная государственная пошлина возвращается истцу (подпункт 1, пункт 1статьи 106 ГПК РК), а дело передается в предусмотренный соглашением сторон третейский суд.

Иногда рассматриваемый в государственном суде спор по взаимному согласию стороны передают на рассмотрение в третейский суд. Такая практика в Казахстане предусмотрена действующими процессуальными нормами (подп.4, ст. 170, ст. 185, ст. 192 ГПК РК). Стороны вправе передать разрешение спора в третейский суд на любой стадии процесса до момента принятия решения судом общей юрисдикции. Согласно этим нормам судья обязан разъяснять участникам спора о такой возможности и о последствиях такого действия. Надо заметить, что именно в этом проявляется альтернатива выбора способа разрешения спора, поскольку решение о передаче спора в третейский суд, либо разрешение этого спора в суде общей юрисдикции, принимают сами стороны.

2. Принятие мер по обеспечению исковых требований;

Возможность обращаться в компетентный суд с ходатайством об обеспечении иска, рассматриваемого в третейском суде, является важной гарантией прав сторон. Одновременно содействие компетентного суда в предоставлении обеспечительных мер есть залог реального исполнения будущего решения третейского суда. Такая возможность предусмотрена ст. 32 Закона РК «О третейских судах» и ст. 25-4 Закона РК «О международном коммерческом арбитраже».

Третейский суд не обладает властными полномочиями и не входит в систему государственных судов, поэтому вопрос об обеспечительных мерах может быть решен только с привлечением официальных государственных органов. В данном случае речь идет об обращении в компетентные суды, расположенные в месте осуществления третейского разбирательства или в месте нахождения имущества, в отношении которого могут быть приняты обеспечительные меры.

Практика МТС «IUS» показывает, что истцы по каждому второму заявленному иску обращаются с заявлением об обеспечении иска в компетентный суд. К заявлению прилагается определение третейского суда о возбуждении дела или иной документ, подтверждающий факт предъявления иска в третейский суд.

По результатам рассмотрения заявления об обеспечении иска, компетентный суд выносит определения об обеспечении иска либо об отказе в его обеспечении. Рассмотрение компетентным судом указанного заявления, осуществляется в общем порядке, установленном главой 15 «Обеспечение иска» статьи 158-165 Гражданского процессуального кодекса Республики Казахстан.

3. Обжалование решения третейского суда

Закон «О третейских судах» (ст. 44) и Закон «О международном коммерческом арбитраже (ст.31) предоставляют сторонам имущественного спора возможность обжаловать решение третейского (арбитражного) суда в компетентном суде в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством (гл. 39-1, гл. 45-1 ГПК РК).

Относительно решения третейского (арбитражного) суда следует иметь в виду, что в предусмотренных случаях третейский суд в целях устранения недостатков может разъяснить решение, принять дополнительное решение или вынести определение об исправлении описок, опечаток, арифметических ошибок. В таких случаях принятое дополнительное решение или определение является составной частью основного решения третейского суда.

Право на обжалование решения третейского (арбитражного) суда согласно нормам ст. 331-1 и 426-1 ГПК РК предоставлено как сторонам третейского разбирательства (истцу и ответчику), так и третьим лицам, не привлеченным к участию в деле, но в отношении прав и обязанностей которых третейский суд принял решение. Как видно, процессуальное законодательство расширяет круг лиц, правомочных обжаловать принятое третейским судом решение. Однако такое расширение круга лиц не согласуется с процессуальной природой и порядком передачи споров на разрешение третейского суда. Согласно ст. 25 ГПК РК имущественный спор может быть передан на рассмотрение третейского суда только по соглашению сторон. Никакие третьи лица без заключения третейского соглашения не являются сторонами по делу, они не вправе принимать участие в третейском разбирательстве, а третейский суд не вправе принимать решения относительно третьих лиц. Решение третейского суда может затрагивать только права и обязанности сторон (ст. 6 Закона «О международном Коммерческом арбитраже», ст.33 Закона РК «О третейских судах»).

Заявление об обжаловании решения может быть подано в течение тридцати дней с момента, когда сторона узнала о наличии основания для обжалования в компетентный суд. Законодательством не установлены требования по содержанию заявления об обжаловании решения третейского суда. Полагаем, что заявление должно содержать следующую информацию: наименование государственного суда, в который подается заявление; наименование и состав третейского суда, принявшего обжалуемое решение; наименование сторон третейского разбирательства, их адреса и реквизиты; номер, дата, место принятия решения третейского суда и дата его получения заявителем; основания обжалования решения третейского суда. При этом, основаниями обжалования решения третейского суда могут служить только основания, предусмотренные ст. 44 Закона «О третейских судах», а при подачи ходатайства об отмене арбитражного решения, исчерпывающий перечень оснований предусмотрен ст. 31 Закона «О международном коммерческом арбитраже».

К заявлению об обжаловании решения третейского суда прилагаются: подлинное решение третейского суда либо должным образом заверенная его копия; подлинное соглашение сторон о третейском разбирательстве или его заверенная копия; документы, обосновывающие содержание жалобы; документ, подтверждающий уплату государственной пошлины за подачу жалобы.

Подавая жалобу в компетентный суд, заявитель должен учитывать установленные процессуальные правила подсудности. Дела об обжаловании решений третейских судов по спорам, возникающим при осуществлении предпринимательской деятельности, подведомственны специализированным межрайонным экономическим судам (ст. 30 ГПК РК). Дела об обжаловании решений третейских судов по иным спорам, в том числе с участием физических лиц, подведомственны районным (городским) и приравненным к ним судам (ст. 27 ГПК РК).

Заявление об обжаловании решения третейского суда, ходатайства об отмене арбитражных решений оплачиваются государственной пошлиной в размере, предусмотренном Налоговым кодексом РК 50% от размера государственной пошлины , взимаемой при подаче искового заявления в суд (п.п.9, п.1, ст. 535).

Заявление об обжаловании решения третейского суда рассматривается судьей единолично в течение десяти дней с момента возбуждения дела. Заинтересованные лица извещаются судом о времени и месте судебного заседания, но их неявка не является препятствием для рассмотрения жалобы.

Суды общей юрисдикции при подготовке к рассмотрению заявления об обжаловании решения третейского суда зачастую практикуют истребование дела из третейского суда. Несмотря на отсутствие в законодательстве нормы, обязывающей к предоставлению вместе с жалобой компетентному суду материалов дела, подобную практику следует признать оправданной.

Анализ практики МТС «IUS» показал, что из общего количества 65 изученных решений в суд общей юрисдикции было обжаловано два решения. Эти материалы представляют определённый практический интерес, они прошли проверку в государственном суде, теперь их содержание не являются конфиденциальным. Рассмотрим более подробно.

Первое дело.

МТС «IUS» 26 марта 2010 года вынес решение о взыскании с ТОО «НИКо» в пользу ТОО «Сазанкурак» долга за аренду помещения в сумме 12 667 506 тенге. ТОО «НИКо» не согласившись с решением третейского суда, просило Специализированный межрайонный экономический суд г.Алматы отменить его. В качестве оснований для отмены решения третейского суда заявитель указал, что состав третейского суда сформирован не путём избрания сторонами третейских судей, а путём назначения председателем единоличного третейского судьи. Одним из доводов было также указание заявителя на то, что при определении места судебного разбирательства не был учтён фактор удобства для сторон (обе стороны из г.Атырау).

Суд общей юрисдикции, не согласившись с доводами заявителя, отказал в удовлетворении заявления ТОО «НИКо». Своё решение суд обосновал условием договора сторон определяющего порядок разрешение споров. Договором закреплено, что споры, могущие возникнуть между сторонами, в том числе и по вопросам не урегулированным настоящим договором, но вытекающим из него, разрешаются непосредственно между сторонами с максимальным учётом интересов друг друга, а при не достижении согласия спор передаётся на рассмотрение в Международном третейском суде Юридического центра «IUS» (г.Алматы, ул. Толе би, 69 офис 1) по Регламенту указанного суда и нормами действующего законодательства Республики Казахстан.

Согласно п.2 статьи 13 Закона РК «О третейских судах» в постоянно действующем третейском суде формирование состава третейского суда производится в порядке установленном регламентом постоянно действующего третейского суда.

В соответствии с пунктом .3.3.3. Регламента Международного третейского суда «IUS» если стороны не назначили единоличного арбитра в течение 30 дней с момента принятия иска третейским судом, то состав арбитража назначает председатель или заместитель председателя Арбитражного института, в котором будет рассматриваться спор. Таким образом, назначение единоличного арбитра и место рассмотрения спора были определены согласно условиям третейской оговорки договора сторон.

Дело второе.

В производстве Международного третейского суда «IUS» находился хозяйственный спор, переданный по арбитражной оговорке сторон договора купли-продажи между ТОО «APSInvestment» и Крестьянским хозяйством «Альдибек».

По спору состоялось решение Третейского суда, которое по жалобе ТОО «APSInvestment» было отменено определением СМЭС г. Алматы от 26 января 2009 года. Основанием отмены решения Третейского суда явилось рассмотрение спора единоличным третейским судьёй.

В этой связи, другая сторона в споре КХ «Альдибек» 5 марта 2010 года вновь обратилась в Третейский суд в порядке п.3, ст. 44 Закона «О третейских судах» с просьбой рассмотреть встречный иск в рамках дела, как самостоятельный иск. Спор рассматривался арбитражем в составе трёх третейских судей, назначенных председателем третейского суда.

В процессе рассмотрения дела в Международный третейский суд «IUS» поступила судебная повестка СМЭС г.Алматы (судья Ерзаков М.Т.). Согласно повестке Международный третейский суд «IUS» приглашался в качестве ответчика к 12 часам 15.07.2010г. по иску ТОО «Эй Пи Эс-Инвестмент» к КХ «Альдибек» о признании третейской оговорки в части выбора третейского суда недействительной и признании недействительным определения третейского суда о назначении состава третейских судей.

Подобное действие судебных работников вызывает удивление, так как, Третейский суд, рассматривающий спор, не может выступать в качестве ответчика по заявленному иску в силу следующего:

  • Третейский суд не является стороной договора купли-продажи от 8 июня 2007 года, заключенного между ТОО «APSInvestment» и Крестьянским хозяйством «Альдибек», где арбитражная оговорка является одним из условий договора сторон.

  • Стороны сами избрали Третейский суд в качестве органа, правомочного решать их спор. Более того, представители ТОО «Эй Пи Эс-Инвестмент» сами обратились в Третейский суд с иском, инициировав начало процесса.

  • Иск ТОО «Эй Пи Эс-Инвестмент» против Третейского суда является противоправной попыткой давления на Третейский суд, незаконным средством вмешательства в деятельность Третейского суда.

  • Третейский суд не является юридическим лицом и не может выступать истцом, ответчиком, третьим лицом или иным участником в гражданском процессе.

Совершенно очевидно, что предъявление иска к третейскому суду противоречит ГПК РК, Закону РК «О третейских судах», самой сути третейского суда как органа, разрешающего имущественные споры, органа, юрисдикция которого определена законодательством Республики Казахстан и Регламентом третейского суда.

В этой связи, нами было направлено письмо на имя председателя СМЭС г.Алматы в котором сообщено следующее:

1. Международный третейский суд «IUS» образован и функционирует в составе «Юридического центра «IUS»

2. «Юридический центр «IUS» имеет государственную лицензию

на право оказания платных юридических услуг, не связанных с адвокатской деятельностью.

3. «Юридический центр «IUS» имеет Патент на знак обслуживания по классу 42 – юридические услуги, третейское судопроизводство (арбитраж).

4. Международный третейский суд «IUS» имеет свой Регламент и состав третейских судей (арбитров), является постоянно действующим третейским судом по разрешению гражданско-правовых споров на основе согласия сторон.

На практике, добровольно соглашаясь на рассмотрение спора в Международном третейском суде «IUS», стороны имеют возможность ознакомиться с его Регламентом, который доступен на Интернет-сайте – www.iusea.com

Только после этого, определением судьи от 16.08.2010г. производство по делу в отношении МТС «IUS» было прекращено, а на принудительное исполнение решения третейского суда был выдан исполнительный лист.

Подобные случаи вмешательства в деятельность третейских судов известны и другим арбитражным институтам. Аналогичный случай из практики Казахстанского международного арбитража описан М. Сулейменовым в газете «Время» за 17.02.2011г. в статье «А судьи кто?».

Можно по-разному расценивать такие инциденты, но одно совершенно ясно, что подобные действия судей являются противозаконными.

Здесь уместно рассмотреть вопрос о понятии международного арбитража. Отдельные практики, в том числе и судьи, считают, что третейский суд признается международным, если он создан на основе Устава ООН, международного договора, либо указан (упомянут как международный) в специальном постановлении правительства. Такие утверждения по своей сути и понятию арбитража (третейского суда) является ошибочными. Здесь явно смешано понятие международных публичных организаций с понятием международных частных организаций.

Арбитраж, как правило, не является самостоятельной организацией и не обладает правами юридического лица. Постоянно действующий арбитраж (третейский суд) – это структура, какой - либо организации (торговой палаты, биржи и т.п.). По своей сути арбитраж это - способ альтернативного разрешения споров. Поэтому, в тот или иной перечень международных организаций он входить не может, так как не является организацией в обычном понимании этого термина. Международный статус арбитраж получает по самому факту обращения в него субъектов разных стран. Никакой особой международной регистрации или учреждения здесь быть не может. Арбитраж это общепризнанная, демократичная форма разрешения споров.

На основе Устава ООН или международных договоров, создаются преимущественно публичные организации. Следует четко разделять международный коммерческий (частный) арбитраж от международного (публичного) арбитража. Международный публичный арбитраж разрешает политические, экономические и иные споры между государствами. К примеру, такие споры могут рассматриваться Международным Гаагским Судом, Европейским судом по правам человека.

Понятие коммерческого арбитража следует рассматривать в контексте норм Европейской конвенции о Международном Коммерческом (внешнеторговом) Арбитраже от 21 апреля 1961 года, участником которой является и Казахстан. Так, статья I Конвенции определяет, что «Конвенция применяется: к Арбитражным соглашениям как физических, так и юридических лиц, которые на момент заключения такого Соглашения имеют постоянное местожительство или соответственно свое местонахождение в различных До­говаривающихся Государствах, о разрешении в порядке Арбитража споров, возникающих при осуществлении внешнеэкономических операций».

Данная норма также применяется к арбитражным процессам и решениям, основанным на таких соглашениях. Например, если согласно, арбитражной оговорки иностранная компания направит иск третейскому суду в отношении гражданина или юридического лица Республики Казахстан, то третейский суд, разрешивший такой спор, подпадает под действие Европейской конвенции, должен рассматриваться как Международный коммерческий арбитраж.

Однако, в практике Международного третейского суда Юридического центра «IUS» имели место случаи, когда вопрос о признании его статуса, как международного по частному спору решался в общих судах с попыткой провести аналогию с международными публичными организациями.

4.Рассмотрение государственным судом заявления взыскателя о принудительном исполнении решения третейского суда.

Согласно п. 8 ст. 242-1 ГПК РК суд при рассмотрении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда не вправе пересматривать решение третейского суда по существу. В случае нарушения судом указанной нормы его определение о выдаче либо отказе в выдаче исполнительного листа подлежит безусловной отмене по жалобе заинтересованной стороны.

Так, по жалобе должника – ТОО «СКРП Эмити Интернешнл» определением Специализированного межрайонного экономического суда г. Алматы решение Международного третейского суда «IUS» было отменено, а взыскателю – ТОО «Health & Beauty Essentials» в выдаче исполнительного листа отказано. Однако впоследствии постановлением надзорной коллегии Алматинского городского суда указанный судебный акт в части отказа в выдаче исполнительного листа был отменен. Основанием принятия надзорной коллегией такого решения явились допущенные судом первой инстанции процессуальные нарушения, свидетельствующие о пересмотре решения третейского суда по существу спора (дело № 04/85-ТС, архив МТС IUS).

Компетентный суд может вынести определение об отказе в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда только при наличии оснований предусмотренных ст. 48 Закона «О третейских судах» и ст. 33 Закона «О международном коммерческом арбитраже». Аналогичный перечень оснований содержат статьи 241-3 и 425-3 ГПК РК.

Основания для отказа в выдаче исполнительного листа

Законодательство предусматривает исчерпывающий перечень процессуальных оснований, когда заинтересованные лица вправе предъявить доказательства и подать заявление об отказе в выдаче исполнительного листа на решение третейского суда, а также отказе в признании или приведении в исполнение арбитражного решения.

1) Одним из таких оснований может явиться недействительное третейское (арбитражное) соглашение. Действительность третейского соглашения определяется его формой и содержанием. Согласно законодательным нормам третейское соглашение есть письменное соглашение сторон договора о передаче возникшего или могущего возникнуть спора на рассмотрение в третейский (арбитражный) суд. Третейское соглашение заключается в письменной форме и считается заключенным, если оно содержится в документе, подписанном сторонами, либо заключенным путем обмена письмами, сообщениями по телетайпу, телеграфу или с использованием других средств электронной или иной связи, обеспечивающих фиксацию такого соглашения. Если стороны договора, принимая условие по рассмотрению спора в третейском суде, не зафиксировали свою волю указанными средствами, то такое соглашение может быть признано компетентным судом общей юрисдикции недействительным.

В ряде случаев действительность третейского соглашения зависит от времени (момента) его заключения. Так, третейское соглашение о разрешении спора по договору присоединения считается действительным, если оно заключено после возникновения оснований для предъявления иска. Третейское соглашение в отношении спора, который находится на рассмотрении в компетентном суде, может быть заключено до принятия решения по спору указанным судом. Несоблюдение установленных законами норм влечет недействительность третейского соглашения.

2) Другим основанием отказа принудительного исполнения решения может явиться несоответствие решения условиям третейского соглашения. Такое несоответствие может возникнуть, когда решение третейского суда принято по спору, не предусмотренному соглашением сторон, или не подпадает под его условия либо выходит за пределы третейского соглашения.

Факт рассмотрения неподведомственного спора также является основанием для отмены принятого третейским судом решения. Так, по Закону Республики Казахстан «О третейских судах» (п. 5 ст. 7) на разрешение казахстанского третейского суда нельзя передавать споры, по которым затрагиваются: интересы государства и государственных предприятий, несовершеннолетних лиц и лиц, признанных в порядке, установленном законом, недееспособными, споры по делам о банкротстве.

Кроме того, казахстанским третейским судам неподведомственны споры, вытекающие из договоров о предоставлении услуг, выполнении работ, производстве товаров субъектами естественных монополий и субъектов, занимающих доминирующее положение на рынке товаров и услуг.

Заметим данное ограничение подведомственности споров третейскому суду действует односторонне. Спор с участием субъектов естественных монополий и субъектов, занимающих доминирующее положение на рынке товаров и услуг, нельзя рассматривать в третейском суде только в случаях, когда услуги (работы) выполняли указанные субъекты. Это положение вытекает из смысла комментируемой нормы и подтверждается судебной практикой.

Так, согласно договору ТОО «ТМК-Казахстан» оказало услугу (поставило) естественному монополисту ТОО «Джет-7» трубы для ремонта котельной, но последнее не оплатило поставку. По согласию сторон спор рассмотрен Международным третейским судом «IUS», решение которого было исполнено на основании исполнительного листа, выданного Специализированным межрайонным экономическим судом Акмолинской области1.

Арбитражная оговорка на передачу споров, рассмотрение которых ограничено законом, в казахстанских третейских судах будет являться недействительной, а принятое третейским судом решение может быть обжаловано стороной и отменено компетентным судом.

Здесь уместно заметить, что подобные ограничения подведомственности не предусмотрены для международных споров и не распространяются на иностранные арбитражи.

В практике возникают случаи, когда только часть разрешенных третейским судом вопросов охватывается соглашением сторон. В таких случаях отмене будет подлежать та часть решения, которая состоялась по вопросам, не подпадающим под условия соглашения сторон.

3) Отказ в выдаче исполнительного листа может последовать, в том случае, когда состав третейского суда или третейское разбирательство не соответствовали требованиям законодательства Республики Казахстан о третейском разбирательстве.

Формирование состава третейского суда является важной подготовительной стадией третейского разбирательства. Порядок формирования состава третейского суда и процедура третейского разбирательства должны соответствовать требованиям законодательства. Так, в постоянно действующем третейском суде формирование состава производится в порядке, установленном регламентом постоянно действующего третейского суда. Например, регламентом Международного третейского суда «IUS» предусмотрено, что количественный и персональный состав арбитража и порядок его формирования определяется сторонами в арбитражном соглашении. Проблемы при формировании состава арбитража для рассмотрения спора, возникают в случаях, когда стороны по каким – либо причинам не могут согласовать кандидатуры арбитров. Чаще всего, трудности формирования состава арбитров происходят из-за нарушения процедурных правил, предусмотренных регламентом арбитражного института, уклонением стороны ответчика от участия в арбитражном разбирательстве или желанием затянуть спор. В нашей практике подобные проблемы решаются путём регламентных установок. Так, если стороны по какой-либо причине не сформировали состав арбитров в течение 30 дней с момента подачи иска, то арбитров назначает председатель или заместитель председателя. Такой порядок применяется во многих ведущих арбитражных институтах мира.

4) Основанием отказа может послужить также обстоятельство, когда сторона не была должным образом уведомлена об избрании (назначении) третейских судей или времени и месте заседания третейского суда либо по другим причинам не могла представить третейскому суду свои объяснения.

Суд общей юрисдикции при рассмотрении вопроса об извещении третейским судом стороны, против которой принято решение, проверяет, не была ли она лишена возможности защиты в связи с отсутствием фактического и своевременного извещения о времени и месте рассмотрения дела.

Арбитражное законодательство предусматривает, что любое письменное сообщение считается полученным, если оно доставлено адресату лично, по его почтовому адресу или направлено в известное последнее местонахождение заказным письмом или иным образом, предусматривающим регистрацию попытки доставки этого сообщения. На практике все документы, как правило, направляется по адресу, указанному в исковом заявлении, с таким расчетом, чтобы стороны имели достаточный срок для своевременной явки и подготовки к разбирательству дела.

5) В принудительном исполнении решения третейского (арбитражного) суда будет отказано и в тех случаях, когда: компетентный суд установит, что данное решение противоречит публичному порядку Республики Казахстан или, что спор не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с законодательством РК.

Соответствие решения третейского суда публичному порядку, существующему в Республике Казахстан, проверяется судом. Нормативным постановлением Верховного суда Республики Казахстан от 23 декабря 2005 года №10 «О применении судами некоторых норм законодательства о принудительном исполнении решений третейских судов» установлено, что применение института публичного порядка возможно в исключительных случаях, когда принудительное исполнение решения третейского суда посягает на основы правопорядка Республики Казахстан.

Согласно ст. 25 ГПК РК подведомственный государственному суду имущественный спор стороны могут передать на рассмотрение третейскому суду, когда это не запрещено законодательными актами. Данная норма является императивной, поскольку для сторон возможность передачи спора в третейские суды зависит от усмотрения законодателя. Сферой применения закона о третейских судах юрисдикция третейского суда ограничена спорами, вытекающими из гражданско-правовых договоров юридических и физических лиц. Из чего следует, что третейским судам не подведомственны споры, возникающие в рамках публично-правовых отношений (управленческих, административных).

Исполнение арбитражных решений.

Анализ практики МТС «IUS» показал, что 37% изученных дел, относились к категории международных споров. В качестве сторон выступали компании Китая, Российской Федерации, США, Канады, Ирана, Нидерландов, Болгарии. В пяти случаях МТС «IUS» выступал в качестве иностранного арбитража, поскольку обе стороны процесса были иностранными компаниями. В 63% изученных дел стороны спора были коммерческими структурами Республики Казахстан.

Решение третейского суда подлежит обязательному исполнению. Решение может быть исполнено как добровольно, так и принудительно. Добровольное исполнение решения третейского суда предопределено правовой природой третейского разбирательства. Проявляя добрую волю и заключая договор о передаче спора на рассмотрение третейского суда, стороны предполагают обязательность его решений для них. Порядок и срок исполнения решения третейского суда определяется арбитрами и отражается в самом решении. Если срок исполнения решения не определен, то решение подлежит немедленному исполнению.

Практика показывает, что более 30% принятых арбитрами МТС «IUS» решений исполняются добровольно, в их число входят и решения принятые на согласованных сторонами условиях (мировые соглашения). Добровольное исполнение решений в основном происходит по внутренним спорам между казахстанскими предпринимателями.

Нормативным постановлением Верховного суда Республики Казахстан от 23.12.2005 г. «О применении судами некоторых норм законодательства о принудительном исполнении решений третейских судов» предусмотрено, что отказ от добровольного исполнения решения третейского суда расценивается как нарушение условий третейского соглашения. В связи с этим обращение взыскателя в компетентный суд судебной системы РК с заявлением о принудительном исполнении решения третейского суда является реализацией конституционного права на судебную защиту.

В соответствии с нормами главы 18-1 ГПК РК, если решение третейского суда не исполнено добровольно, в установленный в нем срок, взыскатель в пределах трехлетнего срока вправе обратиться в компетентный суд по месту рассмотрения спора третейским судом с заявлением о принудительном исполнении решения третейского суда.

На практике взыскатели из-за незнания порядка и правил получения исполнительных листов на решения третейских судов часто допускают различные ошибки, в результате которых суды общей юрисдикции возвращают поданные заявления.

Чтобы этого не случилось, следует помнить, что к заявлению о выдаче исполнительного листа прилагается решение третейского суда в оригинале или заверенная председателем постоянно действующего третейского суда копия этого решения, а также оригинал или нотариально заверенная копия третейского соглашения сторон. Кроме того, необходимо приложить квитанцию об уплате государственной пошлины в размере пяти МРП согласно п.п.11, п.1, ст.535 Налогового кодекса РК.

Заявление о выдаче исполнительного листа рассматривается судьей единолично в течение пятнадцати дней со дня поступления заявления в суд. Суд уведомляет взыскателя и должника о времени и месте рассмотрения заявления в судебном заседании. Если должник не заявит ходатайство об отложении рассмотрения заявления с указанием уважительных причин, то неявка должника или взыскателя в судебное заседание не будет служить препятствием к рассмотрению заявления.

Анализ практики показал, что 70 % принятых МТС «IUS» решений исполнены принудительно на основании исполнительных листов, выданных компетентными судами.

Органы, осуществляющие принудительное исполнение решения третейского суда в Республики Казахстан определяются нормами Закона «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей» от 2 апреля 2010 года.

Дополнительные расходы, связанные с принудительным исполнением решения третейского суда, возлагаются на сторону, не исполнившую решение добровольно.

Расходами по совершению исполнительных действий являются затраченные на их организацию и проведение бюджетные средства, средства сторон исполнительного производства, иных лиц и организаций, привлечённых судебным исполнителем в процессе исполнения. Все расходы, понесенные при совершении исполнительных действий, взыскиваются с должника. При реальном исполнении исполнительного документа государственным судебным исполнителем с должника взыскивается в бюджет исполнительская санкция в размере десяти процентов от взысканной суммы или стоимости имущества. Оплата деятельности частного судебного исполнителя производится за счет средств, взысканных с должника, и складывается из суммы, уплачиваемой по тарифам, утверждаемым Правительством Республики Казахстан, в зависимости от характера совершаемых исполнительных действий и суммы, выплачиваемой по окончании исполнительного производства в случае полного или частичного исполнения исполнительного документа.

Из общего количества изученных дел по 24 делам решения арбитров МТС «IUS» с исполнительными листами были направлены для признания и исполнения в компетентные суды семи иностранных государств, в том числе: 5 - в Китай, 14 - в Российскую Федерацию, по одному решению в США, Канаду, Иран, Нидерланды и Болгарию.

Изучая эту практику, нами установлено, что в процессе подготовки документов для исполнения решений МТС «IUS» за рубежом, истцы – взыскатели иногда допускают различного рода ошибки. К примеру, не делают перевода текста решения третейского суда и других документов на язык того государства, в которое направляются эти документы, направляют не все необходимые документы, обращаются не в компетентные государственные органы и т.п. Вместе с тем, этих ошибок можно избежать, если взыскатели будут руководствоваться международными правилами. Просто надо помнить, что процедура принудительного исполнения решений казахстанских третейских судов за рубежом регулируется международными конвенциями и соглашениями.2 Поэтому, предварительно целесообразно изучить эти нормы и при необходимости получить соответствующую консультацию.

Решение проблем, сдерживающих развитие третейских судов

Практика работы МТС «IUS» в новом правовом поле свидетельствует о живучести прежних и одновременно возникновении новых проблем, что требует неустанного поиска путей их решения.

1. На фоне большой загруженности судов общей юрисдикции в третейских судах республики рассматривается незначительное количество дел.

Причины - слабая осведомлённость предпринимателей о способах передачи споров в третейский суд и о возможностях альтернативных форм разрешения споров. Популярность третейского разбирательства зависит от степени заинтересованности практикующих юристов, руководителей компаний в этой эффективной форме разрешения споров.

Проблему расширения востребованности третейского разбирательства мы решаем посредством различных мероприятий: через проведение конференций и специальных обучающих семинаров с юристами, издания специальных сборников, комментариев, брошюр, публикации статей по арбитражной тематике, проведения учебных и практических занятий со студентами юридических вузов. Вместе с тем, процесс активного внедрения третейского разбирательства ещё не наступил. Поэтому, в этом важном деле не должно быть мелочей, здесь нужны как масштабные комплексные меры, так помощь и внимание судей государственной судебной системы.

2. На практике часто возникают проблемы, связанные с назначением, проведением и оценкой различного рода экспертиз.

Как правило, при назначении экспертизы по ходатайству сторон либо инициативе арбитража возникают трудности, связанные с оплатой затрат на проведение экспертизы. От оперативного решения вопроса с оплатой стоимости экспертизы зависят сроки рассмотрения дела.

Так, между китайской и российской компаниями по поставке трубопроводной арматуры возник спор по качеству части поставленного товара. Покупатель – китайская компания (по делу ответчик) ходатайствовал о назначении технической экспертизы, но на её производство требовалась предварительная оплата. Арбитр своим определением оплату экспертных расходов возложил на китайскую компанию, как инициатора назначения экспертизы. По решению же третейского суда возмещение расходов за проведенную экспертизу было отнесено на виновную в поставке некачественного товара – российскую компанию, участвующую в деле в качестве истца.

В другом споре между покупателем - казахстанской фармацевтической компанией и фирмой посредником по поставке биологически активной добавки, было, проведено пять пищевых экспертиз, в том числе, одна из которых назначалась в рамках уголовного процесса. Поскольку результаты экспертиз были противоречивыми покупатель (он же ответчик) настаивал на назначении ещё одной экспертизы, но его ходатайство третейский суд не удовлетворил, сославшись на имеющиеся в материалах дела заключения экспертов. При вынесении решения арбитр, опираясь на заключения экспертов официальных органов, удовлетворил исковые требования поставщика в части полной оплаты, поставленной фармацевтам партии товара.

3. Одним из факторов, сдерживающим развитие третейских судов, остаётся несовершенство некоторых норм казахстанского арбитражного законодательства.

а). Так, Закон РК «О третейских судах» определяет сферу его применения только договорными правоотношениями. В предпринимательской же деятельности часто возникают споры, вытекающие не из договора, а из фактических действий сторон (отпущен товар, оказана услуга, а полного расчета не последовало, либо есть встречные требования и т.п.). Поэтому сфера применения закона должна распространяться на любые гражданские правовые отношения, независимо от наличия договора, как это предусматривает законодательство многих стран СНГ.

б). Ограничения третейских судов, в части подведомственности споров (пункт 5 статьи 7 Закона РК «О третейских судах») также требует серьёзной корректировки. Запрет на передачу в третейский суд споров, в которых затрагиваются интересы государства или интересы монополистов не только нарушает основной принцип равенства субъектов в гражданских правоотношениях, но и вносит противоречие в действующее арбитражное законодательство и международную практику. В Законе РК «О международном коммерческом арбитраже» такое ограничение компетенции арбитража отсутствует. Поэтому в двухсторонних международных договорах с участием Республики Казахстан предусматривается арбитражная процедура рассмотрения спора.

в). Сравнительный анализ арбитражных законов показывает, что требования к решениям внутренних и международных третейских судов необоснованно применены различные правовые режимы. Так, Закон РК «О третейских судах» предписывает, что решение третейского суда должно быть законным (ст. 36) и при обжаловании заинтересованной стороной такого решения в компетентном суде проверяется соблюдение принципа законности (ст.44).

Однако, Закон РК «О международном коммерческом арбитраже» подобных норм не содержит. Считаем такое регулирование, по сути, не верным и противоречивым.

олько ьследних участники спора из разных государствых шениям внутренних третейских судов и международных арбитражн Третейские суды отличаются от международных только тем, что в международном споре стороны - участники из разных государств. Понятно, что решения любого третейского суда должно быть законным и обоснованным. Третейский суд не входит в судебную систему государства, он является лишь средством разрешения споров по доброй воле сторон. Следовательно, решение третейского суда, безотносительно какого (внутреннего или международного), не может подлежать пересмотру по существу при обжаловании этого решения в суде общей юрисдикции.

Именно это положение закреплено в пункте 8 ст.241-1 ГПК РК и в пункте 1 ст.48 Закона РК «О третейских судах», но применяется эта норма только в случае, когда компетентный суд рассматривает заявление стороны о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

г). Требуется корректировка норм ст. 331-1 и ст. 426-1 ГПК РК, которыми право на обжалование решения третейского (арбитражного) суда, помимо сторон третейского разбирательства истца и ответчика, предоставлено и третьим лицам, не привлеченным к участию в деле, но в отношении прав и обязанностей которых третейский суд принял решение. Совершенно очевидно, что это не только не согласуется с процессуальной природой третейского разбирательства, но и противоречит законодательству. В частности, ст. 25 ГПК РК, а также, ст. 6 Закона «О международном Коммерческом арбитраже», ст.33 Закона РК «О третейских судах» в части, передачи спора на рассмотрение третейского суда только по соглашению сторон и обязательности решения третейского суда для сторон, заключивших третейское соглашение.

4.В Казахстане ведётся работа по совершенствованию арбитражного законодательства. В феврале 2010 года был принят Закон РК «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам иммунитета государства и его собственности, совершенствования деятельности третейских судов и международного коммерческого арбитража».

Принятый закон значительно улучшил правовое положение международного коммерческого арбитража, а нормы Закона РК «О третейских судах» практически не претерпели изменений. Следовательно, юридическому сообществу ещё предстоит настойчивая работа по дальнейшему совершенствованию арбитражного законодательства.

Необычайно важно, чтобы вносимые изменения предоставляли предпринимателям возможность наиболее полным образом воспользоваться разнообразными преимуществами и достоинствами третейских судов и международных коммерческих арбитражей.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

1 Дело №05/87 – ТС. Архив Международного третейского суда «IUS».

2 Конвенция «О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений» (Нью-Йорская конвеция), принята на конференции ООН по Международному торговому арбитражу в г. Нью-Йорке 10 июня 1958 года.

Казахстан присоединился к Конвенции по Указу Президента Республики Казахстан от 4 октября 1995 г. № 2485.

Европейская Конвенция «О внешнеторговом арбитраже», принята в г. Женеве 21 апреля 1961 года. Казахстан присоединился к Конвенции по Указу Президента Республики Казахстан от 4 октября 1995 г. № 2484.

Конвенция «Об урегулировании инвестиционных споров между государствами и физическими или юридическими лицами других государств (ICSID)”. Вашингтон, 18 марта 1965 года. Конвенция ратифицирована Казахстаном 21 сентября 2000 года.

Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности. (Киев, 20 марта 1992 г.). (Киевское соглашение). Ратифицировано постановлением Верховного Совета Республики Казахстан от 2 июля 1992 г. № 1502-ХП.

Соглашение о порядке взаимного исполнения решений арбитражных, хозяйственных и экономических судов на территориях государств-участников содружества. (Москва, 6 марта 1998 г.). Ратифицировано Законом Республики Казахстан от 30 декабря 1999 г. № 10-11.

Поиск

Голосование

Что вас интересует на сайте
 

Кто на сайте

Сейчас 48 гостей онлайн