gototopgototop

Вилкова Н. Г. Право собственности в международном частном праве Российской Федерации

заслуженный юрист РФ,
доктор юридических наук, профессор кафедры международного частного права
Всероссийской академии внешней торговли министерства экономического развития Российской Федерации

Право собственности является одним из центральных институтов правового регулирования имущественных отношений. В законодательстве любого государства содержится материальное и коллизионное регулирование права собственности и иных вещных прав[1].

Учитывая увеличивающееся трансграничное развитие экономических отношений, прежде всего, отношений собственности, как на уровне хозяйствующих субъектов, так и на уровне граждан, регулирование вопросов применимого к таким отношениям права приобретает важное значение[2]. Если в прошлом отношения собственности возникали главным образом в связи с совершением внешнеторговых сделок, прежде всего, договоров международной купли-продажи товаров, то в настоящее время, во-первых, расширилась гамма заключаемых внешнеэкономических сделок, появились новые сделки, связанные, в частности, с внесением имущества в уставный капитал создаваемых в России и за рубежом хозяйственных обществ и товариществ, граждане приобретают имущество (включая недвижимость). Ситуации, в которых возникает вопрос определения применимого права, значительно возросли. Развитие международных (транснациональных) отношений, затрагивающих собственность, обусловило внимание к решению коллизионных вопросов собственности.

Попытки на международном уровне создать единообразное урегулирование коллизионных и материально-правовых аспектов права собственности не увенчались успехом.  В качестве примера можно привести опыт согласования унифицированного режима перехода права собственности по договорам международной купли-продажи товаров. Впервые идея создания единообразного регулирования международной купли-продажи, включая переход права собственности, возникла в 1929 г., когда проф. Ernst Rabel, член административного совета УНИДРУА, предложил данную тему. После одобрения этого предложения Советом комиссия, возглавляемая Cecil J.B. Hurst, в  которую входили with E. Rabel, A. Bagge, H. Capitant, M. Fehr, H.C. Gutteridge and J. Hamel подготовила проект, который был представлен Административному совету в 1934 г. После одобрения Советом проект был передан в Лигу Наций. С учетом замечаний, полученных от государств-членов Лиги Наций, ими был подготовлен пересмотренный проект. События Второй мировой войны воспрепятствовали работе, которая была возобновлена в 1951 г., когда правительство Нидерландов организовало конференцию, имевшую своей целью принятие конвенции. Однако работа по разработке конвенции оказалась более сложной и заняла много времени. И лишь в 1964 г. были приняты Конвенция о Единообразном законе о заключении договора международной купли-продажи товаров и  Конвенция о Единообразном законе о договорах международной купли-продажи товаров[3]. Однако в этих конвенциях не удалось согласовать материально-правовые правила о переходе права собственности.

Единственной попыткой унификации коллизионных вопросов права собственности была разработка и принятие в 1958 г. под эгидой Гаагской конференции по международному частному праву Конвенции о переходе права собственности в международной купле-продаже товаров[4].

Применимое право в отношениях между сторонами договора купли-продажи согласно Гаагской конвенции 1958 г.

Согласно ст. 2 Конвенции, применимым к контракту правом определяются следующие отношения между сторонами такого контракта: 1) момент, до которого продавец имеет право на плоды и приращения от проданного товара; 2) момент, до которого продавец несет риски в отношении проданного товара; 3) момент, до которого продавец имеет право на возмещение убытков в отношении проданного товара; 4) действительность оговорок о сохранении права собственности за продавцом.

Применимое право в отношениях покупателя и третьих лиц

В Конвенции содержится коллизионная привязка о праве, подлежащем применению по вопросам перехода права собственности в случае возникновения претензий о стороны третьих лиц (ст. 3 Конвенции) и по вопросам прав, которые покупатель может противопоставить третьему лицу, претендующему на обладание правом собственности (ст. 5 Конвенции).

Согласно ст. 3 Конвенции, переход к покупателю права собственности на проданный товар в отношении любого лица, иного, чем стороны договора купли-продажи, регулируется внутренним правом страны местонахождения товара в момент возникновения относящейся к нему претензии. Из этого правила предусмотрено два ограничения: согласно первому, право собственности признается перешедшим к покупателю, если такой переход права собственности признается внутренним правом одной из стран, где проданный товар находился ранее. Согласно второму ограничению, в случае продажи товара, основанной на документах, если эти документы представляют проданный товар, право собственности признается перешедшим к покупателю по внутреннему праву страны, в которой он получил указанные документы.

Согласно ст. 5 Конвенции, права, которые покупатель может противопоставить третьему лицу, предъявляющему требование относительно права собственности или любого иного вещного права в отношении проданного товара, регулируются внутренним правом страны местонахождения такого товара в момент предъявления претензии.

Применимое право в отношениях продавца и третьих лиц

Как предусмотрено в ст. 4 Конвенции, внутренним правом страны, в которой находятся проданные предметы в момент предъявления первой претензии или наложения ареста,  регулируются права продавца на неоплаченные проданные предметы, такие как привилегии и право владения или собственности, в частности, в силу иска о расторжении или в силу оговорки о сохранении права собственности.

В ст. 4 и 5 Конвенции содержится правило, аналогичное правилу ст. 3 о продаже, основанной на документах. Согласно ст. 4 Конвенции в случае продажи товара, основанной на документах, если эти документы представляют проданный товар, противопоставление кредиторам покупателя прав на этот проданный, но не оплаченный товар, регулируется внутренним правом местонахождения указанных документов в момент предъявления первой рекламации или требования о принудительном исполнении.

Согласно ст. 5 Конвенции, в случае продажи товара, основанной на документах, если эти документы представляют проданный товар, считаются приобретенными покупателем права, которые признаются внутренним правом страны, где он получил эти документы, при условии соблюдения прав, предоставленных внутренним законом страны местонахождения проданного третьему лицу товара,  находящегося в его владении.

Италия ратифицировала конвенцию, Греция подписала ее, но Конвенция в силу не вступила. Несмотря на это, предложенные в Гаагской конвенции подходы небезынтересны, сохраняют свою актуальность в настоящее время и были использованы при подготовке изменений и дополнений в ГК РСФСР 1964 г. и в часть третью ГК РФ, вступившую в силу с 1 января 2014 г.

Поскольку на международно-правовом уровне не удалось выработать единых коллизионных критериев по вопросам перехода права собственности, в частности, в международной купле-продаже товаров, данные вопросы (как и все иные вопросы права собственности) регламентируются национальным правом отдельных государств.  Поэтому обратимся к национальному праву Российской Федерации.

В.Ф.Яковлев отмечал, что проведенная в России в 1994 - 2006 гг. кодификация гражданского законодательства с самого начала основывалась на концептуальных подходах, подготовленных учеными-цивилистами и в рамках созданного в 1991 г. по инициативе профессора С.С. Алексеева Исследовательского центра частного права при Президенте Российской Федерации[5].

Отечественными учеными глубоко изучались проблемы права собственности. В частности, С.Н. Братусь, раскрывая отношения собственности в их динамике, обратил внимание на две различные формы ее движения[6]. Первая состоит в том, что происходит определенное движение в виде производительного или потребительного использования вещи без перехода прав на нее к другому лицу. Это - движение без внесения изменений в состояние присвоенности вещи определенному субъекту, т.е. такая динамика, которая может быть названа внутренней и протекает в рамках общего статического состояния конкретного отношения собственности.

Вторая форма движения собственности представляет собой динамику отношений собственности, что связано с отчуждением вещи, переходом ее в собственность другого лица. Внешняя динамика отношений собственности есть процесс распределения и обмена материальных благ.

В.Ф. Яковлев также подчеркивает: гражданское право регулирует отношения собственности в их статике, а также динамику этих отношений, если они складываются между субъектами, каждый из которых выступает исключительно в качестве лица, осуществляющего владение, пользование, распоряжение имуществом[7]. Это же отмечает Е.А. Суханов: Вещные правоотношения регламентируют статику имущественного положения субъектов и являются юридическим основанием власти субъекта над вещью[8].

Аналогично материальному праву, коллизионное право регламентирует оба указанные аспекта правового регулирования отношений собственности.

Развитие отечественного коллизионного права по вопросам собственности можно разделить на несколько этапов. Первый этап ознаменовался принятием ГК РСФСР 1964 г., который, как и ГК других республик, был разработан в соответствии с Основами Гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г.

Второй этап относится к 1977 г., когда имело место дополнение ст. 566 ГК РСФСР, регламентировавшей коллизионные вопросы права собственности.

Третий этап – принятие в 2001 г. третьей части ГК РФ, в которой получили воплощение современные подходы к коллизионному праву и по сравнению с ГК РСФСР было значительно расширено регулирование коллизионных вопросов.

Четвертый этап – вступление в силу с 1 января 2014 г. дополнений и изменений к третьей части ГК РФ.

В Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации были сформулированы основания для оценки действующих коллизионных норм на предмет возможного их дополнения или коррекции, которые состоят в расширении круга отношений, регулируемых материально-правовыми нормами и изменение характера такого регулирования. Кроме того, были определены следующие цели предлагаемых дополнений и изменений раздела VI ГК: 1) расширение круга отношений, прямо регулируемых новыми коллизионными нормами, с исключением необходимости определения применимого права на базе общего резервного критерия "тесной связи" (пункт 2 ст. 1186 ГК) ввиду известной сложности его использования и возможной трудной предсказуемости конечного результата; 2) коррекция некоторых коллизионных норм для достижения большей адекватности регулирования; 3) совершенствование ряда положений с точки зрения юридической техники с тем, чтобы способствовать их правильному применению судами[9].

В настоящей статье анализируются изменения, внесенные в часть третью ГК РФ Федеральным законом от 30.09.2013 № 260-ФЗ и вступившие в силу с 1 января 2014 г. Положения ст. 1205, 1205.1. и 1207 ГК посвящены определению применимого права для отношений собственности в их статике. Определению применимого права в динамике отношений собственности посвящены ст. 1206, 1213.

Обращение к истории развития отечественного коллизионного права выявляет, что в ГК РСФСР 1964 г. не содержалось правило о возможности выбора применимого права для сделок с движимым и недвижимым имуществом. В ст. 566.3 ГК РСФСР было закреплено общее правило, согласно которому возникновение и прекращение права собственности на вещь определяются по закону страны, где эта вещь находилась в момент, когда имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для возникновения или прекращения права собственности, если иное не предусмотрено законодательством Союза ССР и РСФСР.

В пункте 2  ст. 566 ГК РСФСР было закреплено важное правило, предоставляющее сторонам внешнеторговой сделки по их согласию определить применимое право в отношении возникновения и прекращения права собственности на вещь по внешнеторговой сделке. При отсутствии такого соглашения возникновение и прекращение права собственности на вещь по внешнеторговой сделке определяются по закону места ее совершения, если иное не установлено соглашением сторон.

В пункте 3 ст. 566 ГК РСФСР устанавливалось, что право собственности на вещь, находящуюся в пути по внешнеторговой сделке, определяется по закону страны, из которой эта вещь отправлена, если иное не установлено соглашением сторон. Место совершения сделки определяется по советскому закону.

Важно подчеркнуть, что приведенные правила были включены в ГК РСФСР через 14 лет после его принятия в июне 1977 г. на основании Указа Президиума ВС РСФСР от 14.06.1977).

Таким образом, можно констатировать, что в этот период были сформированы основы коллизионного права в отношении права собственности.

КОЛЛИЗИОННОЕ ПРАВО В СТАТИКЕ ОТНОШЕНИЙ СОБСТВЕННОСТИ

В Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации был поставлен важный концептуальный вопрос относительно правового характера соглашения сторон о выборе сторонами права к возникновению и прекращению вещных прав на движимое имущество – относится ли это к вещному статуту или к договорному статуту. В Концепции указывалось: с учетом преобладающих международных подходов, вероятно, целесообразно урегулировать названный вопрос в рамках коллизионных норм, посвященных вещным правам.

В части третьей ГК РФ от 26.11.2001, № 146-ФЗ в ст. 1205 предусматривалось:

1.Содержание права собственности и иных вещных прав на недвижимое и движимое имущество, их осуществление и защита определяются по праву страны, где это имущество находится.

2. Принадлежность имущества к недвижимым или движимым вещам определяется по праву страны, где это имущество находится.

Можно констатировать, что российский законодатель сохранил исторически сложившийся общий подход к коллизионной привязке о праве, применимом к праву собственности на вещь, добавив в ст. 1205 «иные вещные права», что означает ликвидацию серьезного пробела, и установил единый коллизионный критерий для движимого и недвижимого имущества.

В ст. 1205 ГК в редакции Федерального закона от 30.09.2013 № 260-ФЗ изменился объем коллизионной нормы, привязка же осталась без изменений.

Ранее в объем коллизионной нормы были включены «содержание права собственности и иных вещных прав на недвижимое и движимое имущество, их осуществление и защита»; в действующей же редакции ст. 1205 ГК объем коллизионной нормы сформулирован в общей форме: «право собственности и иные вещные права на недвижимое и движимое имущество».

Это изменение обусловлено, во-первых, усложнением отношений собственности, и, во-вторых, расширением вариантов распоряжения этим правом, допускаемых законом и используемых в практике. Часть вторая ранее действовавшей ст. 1205 ГК о том, по праву какого государства определяется принадлежность имущества к движимому или недвижимому, исключена в действующей редакции ст. 1205 ГК. Данный вопрос нашел отражение в дополнительной статье 1205.1. ГК о сфере действия  права, подлежащего применению к вещным правам.

Таким образом, согласно действующей редакции ст. 1205 ГК право собственности и иные вещные права на недвижимое и движимое имущество определяются по праву страны, где это имущество находится.

В Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации подчеркивалось, что в целях большей определенности регулирования предлагается дополнить нормы о праве, подлежащем применению к вещным правам, перечнем конкретных вопросов, которые решаются на основе применимого права (вещного статута).

Поэтому в ГК в редакции Федерального закона от 30.09.2013 № 260-ФЗ включена ст. 1205.1., согласно которой, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, правом, подлежащим применению к вещным правам, определяются, в частности:

1) виды объектов вещных прав, в том числе принадлежность имущества к недвижимым или движимым вещам;

2) оборотоспособность объектов вещных прав;

3) виды вещных прав;

4) содержание вещных прав;

5) возникновение и прекращение вещных прав, в том числе переход права собственности;

6) осуществление вещных прав;

7) защита вещных прав.

Важно подчеркнуть, что перечень вопросов (как  в п.2 ст. 1202, ст. 1215 и ст. 1220 ГК) является незамкнутым, иными словами, в этих статьях выделяются основные вопросы, которые являются наиболее актуальными.

В отличие от приведенных статей 1202, 1215 и 1220, в ст. 1205.1 ГК включена ссылка, «если иное не предусмотрено настоящим Кодексом». Данное положение обусловлено тем, что вещные права в целом и право собственности, в частности, имеют значительное число особенностей, поэтому некоторые аспекты могут быть урегулированы отдельно в ГК РФ и в других законодательных актах. Включение в ГК ст. 1205.1. «Сфера действия права, подлежащего применению к вещным правам», означает гармонизацию подхода законодателя в отношении перечня вопросов, которые решаются на основе определенного в коллизионной норме применимого права.

Это имеет важное практическое значение, так как теперь по всем вопросам раздела VI ГК помимо общей коллизионной привязки приводится перечень вопросов, которые регламентируются применимым правом: относительно личного статута юридического лица (п.2 ст.1202 ГК), договорного статута (ст.1215 ГК) и деликтного статута (ст.1220 ГК).           Таким образом, по четырем важнейшим коллизионным аспектам в ГК не только определены соответствующие коллизионные нормы, но и определена сфера действия права, к которому отсылает коллизионная норма или которое может быть согласовано сторонами договора или иного правоотношения.

КОЛЛИЗИОННОЕ ПРАВО В ДИНАМИКЕ ОТНОШЕНИЙ СОБСТВЕННОСТИ

Российский законодатель сохранил исторически сложившийся общий подход к коллизионной привязке о праве, подлежащем применению к возникновению и прекращению вещных прав. Отражая особенности движения по пути рыночной экономики и потребности в расширении автономии воли сторон, а также подходы зарубежного законодательства, в новой редакции раздела VI ГК РФ, принят подход, определенный в Концепции развития гражданского законодательства, а именно: коллизионная норма об определении применимого к возникновению и прекращению имущественных прав сформулирована в качестве элемента вещного права.

Исходя из данного подхода, из п. 1 ст. 1210 ГК исключено правило о том, что выбранное сторонами право применяется к возникновению и прекращению права собственности и иных вещных прав на движимое имущество без ущерба для прав третьих лиц. Такое уточнение, безусловно, имеет важное значение для дальнейшего развития отношений собственности и для правоприменительной практики.

В соответствии с обобщенным подходом, отраженным в ст. 1205 ГК, в редакции Федерального закона от 30.09.2013 № 260-ФЗ, вступившей в силу с 1 января 2014 г., изменен объем коллизионной нормы ст. 1207 «Право, подлежащее применению к вещным правам на суда и космические объекты» путем указания на «право собственности и иные вещные права»: право собственности и иные вещные права на воздушные суда, морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты, подлежащие государственной регистрации, определяются по праву страны, где эти суда и объекты зарегистрированы.

КОЛЛИЗИОННОЕ ПРАВО В ДИНАМИКЕ ДОГОВОРНЫХ ОТНОШЕНИЙ СОБСТВЕННОСТИ

Правовое регулирование в ГК коллизионных вопросов договорных отношений собственности затрагивает два вида имущества: движимое и недвижимое.

Принципы определения права, применимого к возникновению и прекращению права собственности и иных вещных прав на имущество, установлены в ст. 1206 ГК. Без изменений остались пункты 1 и 2 ст. 1206, согласно которым:

1. Возникновение и прекращение права собственности и иных вещных прав на имущество определяются по праву страны, где это имущество находилось в момент, когда имело место действие или иное обстоятельство, послужившие основанием для возникновения либо прекращения права собственности и иных вещных прав, если иное не предусмотрено законом.

2. Возникновение и прекращение права собственности и иных вещных прав по сделке, заключаемой в отношении находящегося в пути движимого имущества, определяются по праву страны, из которой это имущество отправлено, если иное не предусмотрено законом.

Новым является пункт 3 ст. 1206, в котором закреплена ограниченная автономия сторон на выбор применимого права, которое состоит в том, что стороны могут договориться о применении к возникновению и прекращению права собственности и иных вещных прав на движимое имущество права, подлежащего применению к их сделке. Второй новеллой данного пункта является указание, что это право может быть реализовано без ущерба для прав третьих лиц.

Без изменений осталось правило о том, что возникновение права собственности и иных вещных прав на имущество в силу приобретательной давности определяется по праву страны, где имущество находилось в момент окончания срока приобретательной давности.

Принципы определения права, подлежащего применению к договору в отношении недвижимого имущества, установлены в ст. 1213 ГК: при отсутствии соглашения сторон о праве, подлежащем применению к договору в отношении недвижимого имущества, применяется право страны, с которой договор наиболее тесно связан. Правом страны, с которой такой договор наиболее тесно связан, считается, если иное явно не вытекает из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела, право страны, где находится недвижимое имущество.

Следует выделить наиболее важные положения данной статьи. Во-первых, стороны договора без каких-либо ограничений вправе выбрать право, подлежащее применению к их договору в отношении недвижимого имущества. Во-вторых, определена коллизионная отсылка в пользу права страны, с которой договор наиболее тесно связан. В-третьих, предусмотрено, что правом страны, с которой такой договор наиболее тесно связан, считается, если иное явно не вытекает из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела, право страны, где находится недвижимое имущество. Иными словами, в ст. 1213 ГК предусмотрен тот же порядок определения применимого права, что и в пунктах 1 и 2 ст. 1210 ГК (выбор применимого права может следовать из условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела), в-четвертых, выбор применимого права может быть определен в законе, в-пятых, приведено определение права страны, с которой договор более тесно связан: таким правом является право страны, где находится недвижимое имущество.

Таким образом, в договоре в отношении недвижимого имущества сторонам предоставлена более широкая автономия на выбор применимого права, нежели та же автономия по выбору применимого права к возникновению и прекращению права собственности и иных вещных прав на движимое имущество, которая ограничена только выбором права, подлежащего применению к их сделке.

Особый порядок установлен в пункте 2 ст. 1213 ГК о праве, применимом к договорам в отношении находящихся на территории Российской Федерации земельных участков, участков недр и иного недвижимого имущества применяется российское право: в этом случае применяется российское право.

Анализ изменений ГК, внесенных Федеральным законом от 30.09.2013 № 260-ФЗ, вступивших в силу с 1 января 2014 г., позволяет сделать некоторые выводы.

Во-первых, действующее регулирование относится не только к праву собственности, но и к иным вещным правам, что имеет важное значение в условиях роста числа сделок, затрагивающих имущественные отношения.

Во-вторых, определены коллизионные привязки для статических (определение правового режима вещных прав) и динамических (договорных отношений, касающихся вещных прав).

В-третьих, в разделе о коллизионных аспектах договорных отношений неодинаково определен объем прав сторон договора на выбор применимого права для движимого (п. 3 ст. 1206 ГК), и для недвижимого имущества (ст. 1213 ГК). Хотя согласно пункту 1 ст. 1213 ГК стороны могут достичь соглашения сторон о праве, подлежащем применению к договору в отношении недвижимого имущества, однако далее при определении, что является правом страны, с которой такой договор наиболее тесно связан, указано, «если иное явно не вытекает из закона». Иными словами, в законе могут содержаться иные критерии определения тесной связи, чем этом указано в данном пункте 1 ст. 1213 ГК.

В-четвертых, предусмотрена императивная коллизионная привязка к российскому праву по договорам в отношении находящихся на территории Российской Федерации земельных участков, участков недр и иного недвижимого имущества.

Несомненно, совершенствование коллизионного регулирования отношений собственности и иных вещных прав в их многообразии направлено совершенствование регулирования данной сферы отношений с иностранным элементом и призвано способствовать развитию договорной инициативы сторон.



[1] Статья подготовлена с использованием СПС Консультант плюс. 

[2] М.М.Богуславский подчеркивал, что в современных условиях центр тяжести в области международного частного права переместился в сторону определения того, какое право подлежит применению, т.е. к коллизионным проблемам…  / Богуславский М.М. Международное частное право. Изд. 5-е перераб. и доп. М.: Юристъ. 2005, с. 193.

[3] Текст конвенций: Регистр текстов международных конвенций и других документов, касающихся права международной торговли. Том 1. ЮНСИТРАЛ, 1971,сс. 46-84. Более подробно о конвенциях см. Бардина М.П. Ответственность хозяйственных организаций стран-членов СЭВ по внешнеторговым сделкам. М.: Международные отношения, 1981, сс. 53-58; Сас И.Общие условия поставки СЭВ. М., Юрид. лит., 1976.., сс.122-125; Вилкова Н.Г. Договорное право в международном обороте. М.: Статут, 2002, сс. 164-170.

[4] Текст конвенции: Регистр текстов международных конвенций и других документов, касающихся права международной торговли. Том 1. ЮНСИТРАЛ, 1971, сс. 14—18; Вилкова Н.Г. Договорное право в международном обороте,  с. 111-113, текст конвенции – сс. 429-434.

[5] Яковлев В.Ф. Избранные труды. Т. 2: Гражданское право: история и современность. Кн. 1. М.: Статут, 2012. СПС Консультант плюс.

[6] Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. М.: Юрид. лит. 1963. С. 24-26, 28.

[7] Яковлев В.Ф. Избранные труды. Т. 2: Гражданское право: история и современность. Кн. 1. М.: Статут, 2012. СПС Консультант плюс.

[8] Российское гражданское право: В 2 т. Общая часть. Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права: Учебник" (том 1). 2-е издание, стереотипное. Отв. ред. Суханов Е.А.. М.: "Статут", 2011. СПС Консультант плюс.

[9] Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации. Одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009 / "Вестник ВАС РФ", N 11, ноябрь, 2009.

Поиск

Голосование

Что вас интересует на сайте
 

Кто на сайте

Сейчас 30 гостей онлайн